Родословная Дамешков

До недавнего времени никаких сведений о Дамешках, кроме как воспоминаний моих родственников, у меня не было. Знал лишь, что в конце 19-го века они жили в Горках, это небольшой городок Могилевской области, а попали они в Россию через Чехию. Недавний поиск в архивных документах, хранящихся в НИАБ, принес новую информацию. В первую очередь это касается моих непосредственных предков, а также их возможных родственников и однофамильцев.

Поэтому начну с полученных результатов.

В алфавитном списке евреев, проживавщих во время переписи в Могилёвской губернии (Листы воинской переписи 1874 г. (часть переписи по уезду)) есть следующая запись:

141. Горецкого городского общества мещ. Нохим Залманов Домешек, (место пребывания) г. Горки, 39 сыновья: Залман, 14, Лейба, 5

Лейба - это мой прадед Лев Наумович Дамешек. Теперь стал известен год его рождения имя его деда.

По воспоминаниям родственников, у Льва Наумовича была еще сестра Бася, но никаких сведений о ней не сохранилось.

Помимо этой семьи в списке приведены сведения и о других Дамешках (Домешках), один из которых, с номером 144, вполне может оказаться братом Нохима Залманова Домешка:

  • 142. Горецкого городского общества мещ. Елья Берков Домешек, (место пребывания) Могилев. уезда м. Шклов, 55 сын Мовша, 15(?)
    прим.: старш. сын Залман живет особо (? семейством в 3-м участке в дер. Хайки? - всё нрзбр.)
  • 143. Причисленный к Горецкому городскому обществу отставной рядовой Лейба Нохимов Домешек, г. Горки, 50 сын Нохим, 7(? или 4?)
  • 144. Причисленный к Горецкому городскому обществу отставной рядовой Шефтель-Лейба Залманов Домешек, г. Горки, 37 (? или 34?)
    Его сыновья: Залман-Довид, 6, Хаим-Дон, 1

В списке лиц, имеющих право участия в съезде городских избирателей в Государственную Думу по Горецкому уезду, опубликованного 20 ноября 1906 года, числятся как живущие в поселке Романово Нохим и Шефтель Домешки (под номерами 708 и 705).

Среди участников ВОВ есть запись о Юде Хаимовиче Дамешке, получившем тяжелое ранение под Сталинградом и получившим свою боевую награду только в 1947-м году. Юда Хаимович родился в 1904 году, в Горках. Не сын ли он Хаима-Дона Домешка?

Спустя 34 года, в 1908 году, вновь проводилась перепись евреев призывного возраста. И среди многочисленных записей была обнаружена запись об Абраме Мовше Шефтелеве Дамешке, 26 лет от роду. И список всех его близких родных - родители, братья сестры. Его отец - Шефтель Залманов Дамешек, которому на этот момент был уже 71 год, его жене Ривке - 45. Это вторая жена Шефтеля, поскольку его первому сыну Залману в 1908 году было уже 40 лет. Согласно списка, у Шефтеля было 10 детей, среди них - две двойни. Из звали Залман Довид, Хаим Дон, Липса, Ицка, Мордух, Абрам Мовша, Лейба, Голда Фейга, Шолом Меер и Сима. Вся семья жила в Горках.

Нашлись также интересные документы об однофамильце, отставном рядовом Лейбе Нохимове Домешке и его сыне Нохиме, об отсрочке от армии за которого просит его мать Голда Лейбова Домешкова.

Лейба Нохимов Дамешек умер в 1879 году в возрасте 55 лет. Его сын Нохим Дамешек 1868 г.р. (или Дамешко - так в ряде случаев в документе была записана его фамилия) до 1884 года жил в Горках, а затем в местечке Дрибине Чаусского уезда, где проживал у своего дяди Симона, сапожника. У Нохима были сестры Эйдля и Мера, но одна из них к этому времени уже умерла.

На этом можно было бы и закончить, но... Среди солдат первой мировой войны, попавших в плен, есть карточка Нота Нахмановича Дамешека, 1894 г.р., родившегося в Дрибине и призванного из этого местечка. Он находился в плену с 30.05.1915 по 01.08.1916 в городе Сане, Австрия. А среди ставших доступными сведениях о наградах воинов ВОВ отыскалась информация о Науме Соломоновиче Домешеке, офицере, служившем в редакции армейской газеты. Наум Домешек, 1923 г.р., был призван в армию Дрыбинским РВКК Могилевской области. Может быть, это внук Нохима?

Помимо названных, в 1875 году к еврейским обществам Горецкого уезда был причислен Хаим-Лейзар Иоселев Дамешкин, 19 лет. А в Динабурге проживала семья отпускного унтер-офицера Домешек Шмуйло Менделевич, 39 лет, с сыновьями Хаимом, Меером и Израилем.

То, что в Горках жили Дамешки, которые не были моими прямыми родственниками, подтверждается воспоминаниями одной из первых горецких комсомолок-евреек Веры Гольдберг: "...активными комсомольцами были Лейба и Хаим Чернухины, Мота Рысин,.. Сарра Дамешек, Ривкинд. В 1919 году была всеобщая мобилизация комсомольцев на фронт. 19 комсомольцев записались добровольцами... Меня и Сарру Дамешек на фронт не взяли - нам было всего по 15 лет." (Из книги В.Лившица "Горецкая еврейская община: страницы истории"). Является ли эта Сарра нашей родственницей, выяснить пока не удалось.

В романе Виктора Курочкина "На войне как на войне", а в последствии и в одноименном фильме Виктора Трегубовича, один из персонажей носит фамилию Домешек. Прототипом ему послужил однополчанин В.Курочкина - Михаил Леонтьевич Дамешек, родившийся в 1922 году в Иркутске.

Мои родственники рассказывали, что после выхода фильма они встречались с Михаилом Дамешком и даже нашли общие корни. Увы, сейчас уже нет в живых тех людей и сказать, каким образом мы являемся родственниками, пока не получается. Не смогли мне в этом помочь и дети Михаила Дамешка.

Но возвращаюсь к истории своих предков. Лев Наумович Дамешек с семьей жил в городе Горки, Могилевской области. Его жена - Сарра (Сора) Полтырева - также из Горок. В этом городе в 1896-м году родилась и моя бабушка - Роза Львовна Дамешек, а также ее братья и сестра. Лев Наумович Дамешек (Домешек Лейба Нохимов) числится под номером 789 в списках городских избирателей в Государственную думу как владелец недвижимого имущества.

Лев и Сарра Дамешки с детьми. 1910-е годы

У Льва Дамешка было 3 сына и 2 дочери - Евгений (1894-1942), Ефрем (1898-1974), Савелий (1905-1978), Роза (1896-1985) и Фруза (1906-1990). Жена Льва Дамешка умерла в 1916 году, когда младшей дочери Фрузе было только 8 лет.

Через какое-то время Лев Дамешек с семьей переехал в Подольск, где открыл свою часовую мастерскую и считался как кустарь-часовщик. Квартира находилась при этой мастерской. Лев Наумович был известный часовой мастер. По воспоминаниям моей тети, ему привозили на ремонт часы не только со всей округи,но и из Москвы. Лев Наумович был не только хорошим мастером, но и музыкально одаренным человеком - он играл на скрипке. Эта скрипка перешла затем его сыну Ефрему, а потом, какими-то неведомыми путями, оказалась в нашей семье.

Из детей старшим был сын Евгений. За ним - Роза. Но из-за того, что Евгения должны были взять в армию, переделываются свидетельства, после чего Роза становится старше на 2 года, а Евгений - моложе ее (по факту он 1894 года).

Из всех Дамешков после революции в Подольске остались лишь семьи Льва Дамешека и его сына Ефрема. Савелий, Евгений и Фруза уехали в Ленинград, а Роза вышла замуж и уехала с мужем.

Ефрем Дамешек

У Ефрема Львовича и его жены Анны было два сына - Анатолий и Юрий. Ефрем работал начальником телефонной сети Подольска, а незадолго до войны и после нее работал в Щербинке, на заводе, начальником отдела слаботочной сети, ведал телефонной и радиосвязью. Ефрем Львович, как и отец, также был музыкально одаренным человеком, он играл на трубе в оркестре местного отделения МВД, а в конце 30-х годов создал собственный оркестр и играл в парке.

Во время войны Ефрем Дамешек был эвакуирован вместе с заводом в Куйбышев. Он сумел взять с собой и свою семью (жену Анну и младшего сына Юрия), и отца с его второй женой.

Старший сын Ефрема - Анатолий Ефремович Дамешек - в первые дни войны ушел на фронт и погиб в 1943-м году. (Старший лейтенант. 685 сп 193 сд., зам.ком.роты. Призван Подольским ГОВК. Пропал без вести в 1943г. Книга памяти. Московская область. Том 20, часть 1).

В эвакуации у Ефрема и Анны Дамешек родился еще один сын - Евгений. После эвакуации семья Ефрема вернулась в Подольск. Никакой информации, вернулись ли из эвакуации Лев Дамешек с женой, у меня нет.

Юрий Дамешек закончил институт, инженер, работал на Подольском заводе швейных машин. Там же работал и его брат Евгений. Сейчас в Подольске живут сын, внуки и правнуки Ефрема Львовича Дамешка.

Евгений Львович Дамешек с семьей жил в Ленинграде. Моя тетя, племянница Евгения Львовича, начинала учебу в Москве, но в 1940-м году перевелась в Ленинградский медицинский институт и в октябре-ноябре переехала в этот город, собираясь остановиться у своего дяди. В дороге у нее украли все документы и деньги, и Евгений Львович помог ей их восстановить, но указал неверный год рождения. А потом ей подбросили и украденные документы, в т.ч. аттестат за среднюю школу. Исправлять допущенную ошибку моей тете пришлось уже в другое время, при оформлении пенсии.

Евгений Львович, как и его отец, был часовых дел мастером. У него была квартира с двумя входами (парадный и черный) - 4 и 3 комнаты. (Кировский пр., д.57, кв. 9а, на шестом этаже). Меньшую часть квартиры (3 комнаты) он продал. В двух комнатах Евгений Львович жил сам с семьей, в одной из оставшихся комнат жил его брат Савва с женой Софой и детьми Мариком и Люсей (комната 15 кв.м.), а четвертую отдал приятелю Когану (1907 г.р., был эвакуирован из Ленинграда 14.07.1942) с женой Асей и сыном (1932 г.р., был эвакуирован вместе с отцом).

Во время НЭПа Евгений Львович в доме, где была его квартира, оборудовал в маленькой каморке часовую мастерскую (кажется, она называлась "Омега"). После окончания НЭПа его посадили, сидел больше месяца - видимо, искали золото. Пытали, но потом выпустили. Это был 1927-29 год. Мастерскую закрыл и устроился работать на завод "Электрик".

Было у Евгения Львовича увлечение - он играл в народном театре. Сохранилась фотография, на которой он снят в образе Санчо Панса. Руководила их студией известная в то время актриса.

Жена Евгения Львовича - Галина Григорьевна, дочь актера Элконина. У них было трое детей - старшая дочь Соня, сын Нема и дочь Ирина. У Галины Григорьевны был брат Филипп, жил где-то на Гатчинской улице, на 1-м этаже. У него был сын. После того, как Филипп умер в феврале 1942 г, его сын пришел жить к Евгению Дамешку. (Элконин Филипп Григорьевич, 1900 г. р. Место проживания: Кировский пр., д. 73/75, кв. 16. Дата смерти: февраль 1942. Место захоронения: Серафимовское кладб. (Блокада, т. 35))

Старшая дочь Евгения - Соня - перед войной была студенткой электротехнического института. В августе 1941-го институт эвакуировался, но Соня с ним не уехала, а пошла работать на завод. Через завод Соня устроила сестру Иру в детский сад. В тяжелую зиму 1942-го года умер Евгений Дамешек (февраль), в том же месяце умер его сын Наум, а жена скончалась в ночь 30 апреля. Захоронены все на Серафимовском кладбище. (Блокада, т.8)

Незадолго до смерти Евгения его дочери выдали кубометр дров. Их привезли домой и она с двоюродной сестрой перетаскали их в квартиру на 6 этаж. (у Евгения была вместо печки часть торпеды, поставленная на фундамент "на попа", в которой прорезали колосники, топку, поддувало, верхнюю часть забили булыжником) - это было сделано еще в мирное время - и такое устройство было в каждой комнате. Дымоходы были выведены в камин. Стекол в комнате не было, завешены были тряпками. Температура была такая же, как на улице. А зима была очень морозная.

Эту "торпеду" Соня, когда ее сын Евгений Семенов уезжал в Германию, пыталась отдать своим родственникам - тете Фрузе и ее сыну Юрию.

После смерти Галины оставшиеся в живых члены семьи перешли в "большую" комнату, а в спальню, где жили до этого, подселили семью (мужа с женой) с еще одного разбомбленного дома. С Соней еще был дедушка (Григорий Элконин). До войны он жил с сестрой Гали, Бертой Григорьевной. Муж этой Берты был профессор, институт ветеринарии (Шохов?). У них было 2 детей - сын, служил на флоте, и девочка - тоже Соня. Дед жил в Старой деревне, когда его дом разбирали, там была хорошая мебель, часть мебели перевезли к Соне. А там еще был и рояль, огромный гардероб, иная мебель. Словом, места свободного в комнате не было. (Из воспоминаний С.Б.Ильиной (Абрамзон))

Летом 1942 года Соне предложили с Ирой эвакуироваться. Приехали они в Чебоксары. Сообщили своему дяде Ефрему, который к тому времени уже был в Куйбышеве. Он оформил вызов, а затем приехал сам и забрал Соню с Ирой с собой. В 1944 году после снятия блокады Соня с Ирой вернулись в Ленинград.

Незадолго до войны Евгений поссорился со своим братом Саввой и фактически выселил его из своей квартиры. Савве и его семье дали маленькую 15-метровую комнату в коммунальной квартире на Гатчинской (Петроградская сторона), на 5-м этаже. Там их и застала война.

Савва Дамешек с сыном Марком, его женой Дорой и внучкой

Савва Львович Дамешек не должен был призываться в армию - у его было очень плохое зрение. Но он добровольно пошел в армию и воевал на Невском пяточке. Был ранен, лежал в госпитале в блокадном Ленинграде. После выписки из госпиталя был эвакуирован из Ленинграда иотправлен работать мастером в ремесленное училище учить подростков. Но перед этим . ему дали короткий отпуск. и он приехал в Оречи, Кировской области, куда была эвакуирована его жена Софа c детьми. В этой же области находился в эвакуации в детдоме и ее племянник, старший сын Фрузы Львовны Заостровской (Дамешек) - Аркадий. По его рассказам, детдом был ужасный, его постоянно избивали, как сына "врага народа". О том, что где-то в этой же области живет его тетя, он вряд ли знал. Сохранились письма Аркадия из детдома маме в Ленинград, "треугольники" военного времени, в которых он пишет, что Фруза Львовна какую-то часть блокадного времени проживала у своего брата Евгения. Младшего сына Фрузы - Юрия Заостровского - эвакуировали вместе с детским домом в Красноярск. Ему было всего 3 года. Когда разрешили возвращаться, Софья Дамешек с детьми вернулась в Ленинград. В живых остался и ее муж, Савелий.

Савва Дамешек, как и его братья, тоже был музыкально одарен, у него был прекрасный тенор, но к, сожалению, он по глупости его не сохранил. Зато сумел развить музыкальный слух у своих детей, который унаследовали и внуки Марка. (из воспоминаний его дочери Людмилы)

Сын Савелия и Софы Марк Дамешек работал на заволе "Россия" начальником отдела в области радиолокационных систем для аэропортов. В 1997-м году уехал с женой в Израиль. Его внук Вениамин с семьей живет в Эстонии.

Дочь Савелия - Людмила Альперина (Дамешек) - жила в Ленинграде, работала зубным врачом. В настоящее время живет в Израиле. Там же живут и ее дочь Ольга с мужем и сыном.

Непросто сложилась судьба у самой младшей дочери Льва Дамешка - Фрузы. Она родилась 2 августа 1906 года. В 20 лет познакомилась со своим будущим мужем Анатолием Заостровским, как рассказывала она на допросе в НКВД: "В конце 1926 или в начале 1927 я познакомилась с Анатолием, в 1930 году вышла за него замуж". Жила она в это время у своего брата Евгения, играла вместе с ним в домашнем театре. Женился Анатолий Заостровский на Фрузе вопреки воле своих родителей, но отец Анатолия очень полюбил внука Аркадия и отношения наладились. Вскоре родился еще один сын - Юрий.

Заостровские Фруза, Анатолий и сын Аркадий

Анатолий, по словам его внучки Александры, происходил из русской дворянской семьи. Он был инженером, работал в Гипромезе (государственный институт проектирования металлургических заводов). Перед самой войной Анатолия арестовали (апрель 1941 года) и в июле осудили на 10 лет за антисоветскую пропаганду, направив в Новосибирск, в Кривощековское отделение Сиблага. Умер в этом лагере в августе 1942 года.

Была еще какая-то история с запиской, выброшенной из поезда (так делали в надежде, что кто-нибудь из свободных подберет и отправит), и из-за которой Фруза еще много лет надеялась, что Анатолий жив и вернется.

Внучке Анатолия Заостровского - Екатерине - удалось получить документы - приговор, по которому Анатолий 24 июля 1941 года был приговорен по статье 58-2 к десяти годам лишения свободы, кассационную жалобу, а также свидетельство о смерти, согласно которому Анатолий Заостровский умер 26 августа 1942 года от туберкулеза в Новосибирском отделении Сиблага. Сейчас на здании по адресу ул.Чайковского, 40, о его реабилитации установлена памятная табличка в рамках акции "Последний адрес".

Отец Анатолия - Иван Михайлович Заостровский - был главным инженером паровозных заводов в Сормово (Нижний Новгород) и в Риге, перед войной жил с семьей в Ленинграде. Погиб в блокаду, 2 февраля 1943-го года. Как рассказывал его внук Аркадий: "дед вышел из дома за дровами и не вернулся, после чего бабушка (Александра Аркадьевна), чтобы выжить, сожгла библиотеку, чего он не позволял делать, пока был жив. (О его смерти сохранилась актовая запись №682 от 3 февраля 1943 года, она находится в ЗАГСе Центрального района Санкт-Петербурга, что на Суворовском пр. д.41). Иван Михайлович упомянут среди жертв блокады Ленинграда в книге о блокаде (том 10).

Фруза Львовна эвакуироваться из Ленинграда не имела права, т.к. считалась военнообязанной (фармацевт). Всю блокаду проработала в аптеке НКВД на Литейном проспекте, а также была донором. жила с родителями мужа. Имеет медаль "За оборону Ленинграда", "За победу над Германией", "За доблестный труд в ВОВ". Мать Анатолия - Александра Аркадьевна - умерла 22 июля 1963 года, похоронена на Охтинском кладбище вместе с ее мамой.

Уже после войны в аптеку, где работала Фруза Львовна, зашел мужчина с рецептом. У него была такая же фамилия, как и у Фрузы - Дамешек. Так и познакомились, через фамилию. У Иона Дамешка в Ленинграде была дочь, вторая дочь и сын жили в Магнитогорске. В Ленинград он привез лечиться жену, но она умерла. Иона Дамешек работал помощником управляющего трестом "Магнитострой" по снабжению, в 1943 году был награжден орденом Красной Звезды.

После смерти жены забрал с собой Фрузу в Магнитогорск. Прожили там несколько лет, брак не регистрировали. Потом Иона заболел и умер. Анатолий (младший сын Ионы) переехал в Ленинград к сестре. Вторая сестра осталась в Магнитогорске. Фруза вернулась в Ленинград, где и жила до самой смерти в 1990 году.

Старший сын Фрузы Львовны Аркадий был эвакуирован из Ленинграда перед блокадой вместе со школой в Кировскую область, где находился в детском доме. Позже он вспоминал, что их состав разбомбили под Кировом. Потом они долго шли пешком (ему было 10 лет). В детском доме его часто били, как сына врага народа. Но ничто не мешало ему учиться и всегда быть отличником. В Ленинград вернулся во время салюта Победы. После войны закончил институт, стал инженером. Занимался проектированием портальных кранов. Летом работал инструктором на турбазе, отчего его дети и внуки полюбили путешествия с палатками. Жил в Ленинграде на улице Чайковского.

В 1952 году женился на Елене Львовне Колесовой, дочери артиста Льва Колесова который играл в в Драматическом театре им.Пушкина, в московских театрах "Синяя блуза" (1929-1931) и Реалистическом (1931-1933), в Ленинградском ТЮЗе (1933-1935), Новом ТЮЗе (1935-1940), с 1940 года - в Ленинградском театре Комедии. Заслуженный артист РСФСР (1957), Народный артист РСФСР (1968)) и Татьяны Сергеевны Волковой (Заслуженная артистка РСФСР (1939)). Во время войны Елена с матерью были в эвакуации в Анжеро-Судженске под Новосибирском, т. к. туда был эвакуирован Ленинградский ТЮЗ. Вышла замуж за Аркадия чрезвычайно рано - в 16 лет. Имела два образования: сперва историческое - и работала экскурсоводом в Эрмитаже, а потом закончила МАТМЕХ. Последние годы жизни была сестрой милосердия.

У Аркадия и Елены одна дочь - Екатерина, родилась 3 марта 1958. Вскоре после рождения дочери Елена ушла от мужа, но ребенка растили всегда совместно, поровну. В 1972 году Аркадий переехал в Ухту. Там и остался навсегда. Преподавал в УИИ (сейчас УГТУ). В 1973-74 годах исполнял обязанности заведующего кафедрой технической механики, кандидат технических наук, доцент.

Екатерина Аркадьевна Колесова (урождённая Заостровская, в первом браке - Томилина) - журналист. Ее старшая дочь Алиса Лисенкова - йоготерапевт, психолог. Сын Виктор Ганелес (урождённый Томилин) - программист, а младшая дочь Инга Томилина - резчик по камню.

Младший сын Фрузы Львовны, четырехлетний Юрий, также был эвакуирован из Ленинграда. У него сохранилось много воспоминаний, в том числе о начале войны: "Когда началась война, мы были все в Озерках, Шувалово. Дед повез нас, детей, обратно в город и фотокарточку сделал сам на "фотокор", дома". Эта карточка - дедушка Иван Михайлович с внуками Юрием с Аркадием, с ними 3-юродная сестра Ляля - хранится у Юрия. Дедушке оставалось жить недолго - впереди была блокада.

В августе детсад Юрия эвакуировали через Ладогу. Пароход тащил и баржу с пограничниками (ранеными?). Был авианалет и самолеты летали так близко, что Юрию кажется, что он мог бы и лица пилотов вспомнить. Баржу разбомбили. И он помнит, что люди на пароходе отрубили буксирный канат, чтобы баржа не утопила и их. Помочь никому не смогли, т.к. пароход был полон детей. А их самих, говорит, не бомбили, потому что шли под красным крестом. 4 года провел в Сибири. Первое, что помнит - приехавшие дети бросились в столовой под выскобленные столы - собирать там крошки. Есть пытались даже козьи какашки, так были голодны - ну, это один инцидент - приняли за орехи. Собирали коноплю для фронта (бегали в балахонах с прорезями и с серпами, вязали снопы) и растили козеин на клей для тогдашних фанерных самолетов. После войны в Питере уцелевшие родители получили возможность забрать детей. Ехали неделю, пили капли воды с окон"

А Фруза Львовна получила на него, по ошибке детдома, похоронку… Юрий вернулся домой из детдома для дошкольников в июле или августе 1945-го года. Юрий Анатольевич Заостровский закончил только 7 классов, после чего устроился работать продавцом в магазин. Со временем стал заведующим мебельным магазином в Ленинграде. Сейчас живет в Германии.

У него две дочери - Анастасия и Александра. Анастасия живет в г. Всеволожск, кинолог. По ее стопам пошли и две ее дочери (а всего у неё 5 детей). Александра уже много лет живет вне России - вначале жила во Франции, теперь в Швейцарии. Преподаватель, есть дочь.

Абрамзон Борис, Роза и их дети

И в завершении истории Дамешков - о моей бабушке Розе Львовне. Во время гражданской войны ее муж Борис Абрамзон был аптекарем при воинских эшелонах, отправлявшихся на фронт против Колчака. Роза Львовна была вместе с ним. После окончания гражданской войны с помощью родственников Борис Абрамзон устроился работать в аптеку (у него был диплом аптекарского помощника, полученный в Казанском университете в 1915-м году). Среди аптек, которыми довелось заведовать Борису Абрамзону, была железнодорожная аптека в Барсуках, аптека в Болохово, Дятькове, Клину. Роза Львовна сопровождала его во всех его переездах, занималась воспитанием детей (а их было четверо).

Осенью 1941-го года, буквально накануне захвата Тулы немецкими войсками, Борису и Розе вместе с сыновьями (Геннадием, Соломоном и Наумом) удалось выехать из Болохово с последним эшелоном. Немцы заняли Болохово 19 ноября. Эвакуировались в Йошкар-Олу, где к этому времени уже были их родственники Полтыревы (Соломон и его дочери Соня и Елена), эвакуированные в этот город из Ленинграда вместе с заводом. О довоенном периоде жизни семьи Розы и Бориса оставил воспоминания их сын Соломон. Эти воспоминания опубликованы на этом сайте.

Старшая дочь Розы и Бориса Сарра, поступив в 1939 году в один из московских вузов, в 1940-м году перевелась в ленинградский и уехала учиться в Ленинград, где и осталась на все время блокады, работала в госпитале. Как она вспоминает, после эвакуации института пошла в райком, попросилась на фронт. А направили в госпиталь (вначале - как доброволец). Санитаркой. В октябре подала заявление, взяли на работу в перевязочном блоке. После войны переехала в Москву, вышла замуж. Москва стала ее родным городом У нее трое детей, есть внуки и правнуки.

Геннадий - это мой отец - в 1942-м году был призван в армию, служил в железнодорожных войсках и был демобилизован только в конце 1946 - начале 1947 года. Вернулся в Йошкар-Олу, учился в техникуме и всю жизнь проработал на Марийском машиностроительном заводе. Моя мама закончила Торфяной институт и также всю трудовую жизнь связала с заводом, но уже с другим - заводом Торгмаш. Нас - детей - двое, я и сестра. У нас есть дети, внуки.

Младшие дети Розы и Бориса - Наум и Соломон - закончили в Йошкар-Оле техникум и по распределению были направлены в Свердловск. Вместе с ними туда уехали и их родители. Увы, сейчас нет в живых ни Наума Борисовича, ни Соломона Борисовича. Сын Наума - Михаил - с семьей живет в США, есть дети, внуки. Дети Соломона - Александр и Марина - живут с семьями в Израиле, у них также есть дети.