Л.Смиловицкий. Катастрофа евреев в Белоруссии, 1941-1944 гг.
 

     1    2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Леонид Смиловицкий
(Diaspora Research Institute of Tel Aviv University)

Катастрофа евреев в Белоруссии, 1941-1944 гг.

(Тель-Авив, 2000 г.)


Несколько отрывков из книги, любезно предоставленных автором.

Предисловие

Книга д-ра Леонида Смиловицкого, которую читатель держит перед собой - это первая научная работа по истории Катастрофы евреев в Белоруссии, написанная на русском языке. Историография Катастрофы (Холокоста) существует около пятидесяти лет - только с 1988 г. Тема Холокоста принадлежала к запретным в Советском Союзе в 1948-1987 гг. В то же время белорусская глава в истории нацистского геноцида евреев Европы до сих пор не была написана не только в Белоруссии, но и за ее пределами - на Западе и в Израиле. В руках историков не было источников, по которым пишется история. Документы о геноциде евреев находились в закрытых фондах государственных архивов; свидетели Холокоста, евреи и неевреи, не имели возможности публиковать свои воспоминания.

Ныне советские архивы открылись, но ни на Западе, ни в Израиле пока не возникла историография Катастрофы евреев в Белоруссии. В последнее время западные историки буквально ринулись в архивы Москвы, Минска и Киева. Однако они ищут там не свидетельства Холокоста, не партизанские донесения, не материалы послевоенного расследования событий на оккупированных территориях. К сожалению, пока подавляющее большинство западных исследователей интересуется только "трофейными" немецкими документами, осевшими в советских "спецхранах" (самой большой сенсацией на Западе, связанной с открытием советских архивов, до сих пор были дневники Геббельса). Холокост в Белоруссии и на Украине был и остается белым пятном историографии второй мировой войны.

Серьезных исследований по истории Катастрофы в Белоруссии можно ожидать от тех, кому эта тема действительно близка - от историков белорусских, или родившихся в Белоруссии, или хотя бы имеющих белорусские корни. Сами белорусские - в самом широком смысле этого слова - историки еще не опубликовали таких работ. Все, что написано до сих пор на эту тему по-белорусски и по-русски было, строго говоря, не историей, а краеведением. Есть много описательных работ, показывающих события в той или иной местности, том или ином городе или местечке. Публикации последнего десятилетия не анализируют, не объясняют, а только фиксируют произошедшее. Появление работы д-ра Смиловицкого говорит о том, что, наконец, начались осмысление и концептуализация накопленного материала.

Возможны два способа написания истории Холокоста. Один - это скрупулезно восстанавливать события день за днем и район за районом. Другой способ - попытаться проникнуть в суть событий (отвлекаясь от того, где и когда они происходили), выявить их внутреннюю логику и взаимозависимость, проанализировать и типологизировать, внести в более широкий исторический контекст и т. д. Леонид Смиловицкий пошел вторым путем. Монография поделена на главы не хронологически или географически, а по аспектам истории Холокоста в Белоруссии. Аспекты - это воздействие Холокоста на демографию евреев Белоруссии, выживание и спасение в условиях гетто и геноцида; конфискация еврейской собственности нацистами; сопротивление геноциду и участие евреев в обще белорусском Сопротивлении; источники и историография; послевоенные попытки увековечить память погибших и противодействие этому со стороны советских властей. Есть глава, в которой предпринята попытка воссоздать события в некоторых местностях по тем скудным сведениям, которые имеются в архивах; особый раздел посвящен городу Речице - это родина автора.

Книга не идет по пути обеления или оправдания кого-либо в Белоруссии, включая самих евреев или окружающего нееврейского населения - следует заметить, что этим сильно грешит историография Холокоста в современной Украине, России, Польше и некоторых других странах. В своей работе автор не только не осуждает огульно "гоев", которые дружно повернулись спиной к евреям, а под немцами жили припеваючи - тенденция, выразившаяся в западной и израильской историографии Катастрофы в 1970е гг., а в 1980е гг. - сказавшаяся в документальном фильме Клода Ланцмана "Шоа". Смиловицкий не замалчивает все то плохое, что было, например, между евреями и белорусами под немецкой оккупацией, а старается это объяснить. Общеизвестную коллизию между евреями, бежавшими из гетто, и советскими партизанами, часто не желавшими принимать их в отряды, автор объясняет (а) слабостью партизанских отрядов в 1941 и начале 1942 гг. - евреи были бы обузой для этих отрядов; (б) стереотипом, довлевшим над сознанием партизан "все евреи уже убиты, а те, кто не убиты, несомненно немецкие шпионы"; истории спасения евреев, к тому же, были слишком неправдоподобными в глазах партизан; (в) и лишь в третью очередь - антисемитизмом части партизанских командиров и славянским национализмом, насаждаемым Москвой.

В монографии обработан огромный и разнообразный материал, причем не только архивный или свидетельства очевидцев, на которых сейчас работает большинство белорусских авторов, пишущих о Холокосте в СССР. Леонид Смиловицкий хорошо знает литературу о нацистской оккупации Белоруссии и касающуюся, так или иначе, судьбы евреев. Автор мало использует немецкие документы, на которых основываются многие работы, выходящие на Западе, и которые мало что могут сказать о судьбе евреев - жертв геноцида, их отношениях с окружающим населением, сопротивлении и т. п. В этом смысле книга Смиловицкого может служить противовесом трудам Й. Бюхлера, Г. Краусника, А.Штрайма, Х. Герлаха, Ю. Маттеуса, Кр. Браунинга и др. авторов, которые хотя и пишут о событиях в Белоруссии, но концентрируют свое внимание на немцах - палачах евреев, на их действиях, служебной переписке, личных впечатлениях от содеянного, и полностью игнорируют судьбу их жертв - евреев.

Книга Л. Смиловицкого возникла на основе его статей, опубликованных в научных журналах (Yalkut Moreshet, Shvut, Jews of Eastern Europe, East European Jewish Affairs, Holocaust and Genocide Studies и др.) Автор справился с поставленной задачей. Эта работа - взгляд на историю Катастрофы человека, родившегося и сформировавшегося в Белоруссии, человека которому история этой страны близка и понятна. Взгляд на Холокост из Белоруссии, а не из Германии, США или иерусалимского квартала "Меа Шеарим". За настоящей монографией Леонида Смиловицкого, несомненно, последуют другие. Пожелаем ему удачи.

Даниель Романовский,
Еврейский университет в Иерусалиме.

От автора

Уничтожение евреев на оккупированной территории было одной из главных целей Германии в войне против Советского Союза. В их физическом уничтожении нацизм понимал средство для разрушения советского государства и подготовки его к немецкой колонизации. Нацистское руководство представляло евреев, как врагов немецкого народа, а большевизм - как скрытую форму еврейской диктатуры. Главным результатом второй мировой войны Гитлер провозгласил уничтожение еврейской расы в Европе, а затем и во всем мире.

Заключение 23 августа 1939 г. Договора о ненападении между двумя странами (пакт Молотов-Риббентроп) привело к замалчиванию политики Германии в отношении евреев. Красная Армия имела на вооружении доктрину наступательной, а не оборонительной войны, предполагая театр военных действий на чужой территории. Поэтому специальные мероприятия по эвакуации населения отсутствовали. С началом войны Белоруссия оказалась на главном московском направлении продвижения армий "Центр", местом жестоких сражений. Стремительность немецкого наступления помешала бегству большинства евреев, которые не выделяли себя из числа советских граждан. В недавно присоединенных областях Западной Белоруссии и Западной Украины, Прибалтики и Бессарабии советские пограничники препятствовали населению пересекать "старую границу". Очень важную роль играл фактор времени, помогавший осознать угрожавшую опасность. Минск был оккупирован 28 июня 1941 г., руководство которого тайно покинуло город уже вечером 24 июня 1941 г. без объявления эвакуации. В результате, там погибло почти 100 тыс. евреев, в Витебске - около 20 тыс. из 37 тыс. (оккупирован 11 июля 1941 г.), в Могилеве - 10 тыс. евреев из 20 тыс. (27 июля 1941 г.), в Гомеле - 4 тыс. из 40 тыс. (19 августа 1941 г.)

Именно в Белоруссии был впервые на практике опробован нацистский механизм поголовного уничтожения евреев. Вместе с тем, многие гетто стали очагами сопротивления. Подпольные организации существовали в гетто Минска, Барановичей, Бобруйска, Бреста, Гродно, Слонима, Вилейки и других мест. Узники имели связь с партизанами, собирали медикаменты, оружие, боеприпасы, оперативные сведения, выводили в лес боеспособную молодежь. В ряде гетто накануне массовых расстрелов вспыхивали восстания: Несвиже (22 июля 1942 г.), Мире (9 августа 1942 г.), Лахве (3 сентября 1942 г.), Каменце (9 сентября 1942 г.), Тучинке (23 сентября 1942 г.), Клецке (21 июля 1943 г.). Вооруженное сопротивление оказали узники гетто в Глубоком, Кобрине, Новогрудке, Ляховичей и других мест.

Большую роль в спасении евреев сыграло партизанское движение. Однако до весны 1942 г. положение самих партизан было отчаянным. Разрозненные и малочисленные отряды укрывались в труднодоступной местности, не пользовались поддержкой населения, не располагали необходимой силой, средствами связи и огневой мощью. Встреча с партизанами не всегда означала спасение для евреев. В них часто видели в них обузу. Старики, женщины, дети, больные и истощенные люди не были приспособлены к жизни в лесу и сковывали действия партизан. Евреев, ввиду невероятности их спасения, порой, принимали за немецких шпионов, подосланных отравить колодцы и ликвидировать руководителей партизан. Несмотря на то, что многие партизаны были солидарны с евреями, видели в них товарищей по оружию, антисемитизм в их среде сохранялся. В годы войны руководство из Москвы сделало ставку на русский патриотизм, что усилило националистические элементы в советской идеологии. По-своему, это нашло выражение в деятельности партизан на территории Белоруссии в 1941-1944 гг.

Бежавшие из гетто евреи пополнили целый ряд отрядов белорусских партизан. Они участвовали в боевых операциях, "рельсовой войне", засадах, выполняли агентурные задания, собирали разведывательную информацию, занимались пропагандистской работой, были врачами, оружейниками, радистами, заготавливали продукты, работали в партизанских прачечных, сапожных и портняжных мастерских, ухаживали за ранеными. Одной из форм этой борьбы стали еврейские семейные лагеря и отряды, не имевшие аналогов в других странах Европы. Идея их создания принадлежала Анатолию (Тувья) Бельскому из Новогрудка, который организовал побеги узников из целого ряда гетто Западной Белоруссии в Налибокскую пущу. Еще один крупный еврейский лагерь возник в 30 км от Минска, которым командовал Шолом Зорин. Главной их задачей было не только сопротивление нацистам, но и спасение евреев. Многие семейные лагеря несли большие потери и были, в конце концов, уничтожены. Другая их часть смогла продержаться и выжить.

На составе участников Сопротивления сказывался многонациональный характер населения республики. В её западных районах возникли польские, белорусские и смешанные белорусско-польские отряды. В каждом из них присутствовали евреи. Часть польских антифашистских групп поддерживала белорусских партизан. В то же время Армия Крайова (Armia Krajowa) и группировка "Народные вооруженные силы" (Narodowe Sily Zbrojne) действовали самостоятельно. Они относились к евреям, как к просоветскому элементу. Весной и летом 1943 г. от них пострадали евреи в пущах Липичаны, Налибоки, лесах Руденска, Нарочи и Брянска. Неотъемлемой частью истории Катастрофы, является судьба еврейских детей. Отсутствие жизненного опыта и физических сил делали их наиболее беззащитными. Дети в полной мере ощутили антисемитизм. Они не могли объяснить его природу, но чувствовали, что их участь предопределена. Гибель грозила "полукровкам" - потомкам от смешанных браков евреев и неевреев, выдачи которых требовали нацисты. В то же время, дети обладали несомненными преимуществами перед взрослыми, скорее реагировали на перемену ситуации. Стремление к выживанию было часто гораздо выше, чем у взрослых, а навыки поведения, которые они усваивали - более действенным. Не случайно партизаны часто использовали детей в качестве проводников, разведчиков, связных, проникавших в гетто и выводивших в лес взрослых.

После окончания войны усилился великодержавный русский шовинизм. Власти препятствовали реэвакуации евреев, возврату их имущества и устройству на работу. Жилищный кризис, существовавший до войны, значительно обострился. Коммунальные службы не работали, жилой фонд уменьшился в десятки раз. Военные действия в Белоруссии лишили крова около трех миллионов человек. Евреи испытывали особые трудности, в большинстве случаев это были одиночки, потерявшие своих близких, вдовы, дети и старики. Родственники их были расстреляны в гетто или не вернулись с фронта. Они не располагали никаким имуществом, не имели элементарных вещей для устройства домашнего хозяйства. Дома и квартиры, принадлежавшие ранее евреям, были разрушены, сгорели или были разграблены, другие - самовольно заняты неевреями или государственными организациями. Доказать свое право на домовладение мешало отсутствие необходимых документов, утерянных в годы войны. Восстановление справедливости прав собственности евреев стало важным условием их адаптации к мирной жизни

В послевоенные годы евреи столкнулись проблемой замалчивания Холокоста и отрицанием их вклада в победу над Германией на фронте и в тылу. Чинились необоснованные препятствия по увековечению памяти родных и близких. Захоронения, связанные с геноцидом, во многих местах не были отмечены. Стандартные памятники на братских могилах, установленные местной администрацией не включали слово "еврей", заменяя его на абстрактное "мирные жители" или "советские граждане". Когда же родственники погибших евреев проявили собственную инициативу увековечить эту память, местные власти отказались установить над ними государственную опеку и предпринимали энергичные попытки для того, чтобы заставить их отказаться от слов "еврей" и "гетто", надписей на идиш, не говоря уже об иврите. Подобная политика по сохранению памяти жертв геноцида проводилась в России и на Украине.

В заключительной части книги приводится неизвестное до сих пор выступление Ильи Эренбурга на заседании Еврейского Антифашистского Комитета (ЕАК) в Москве 26 июля 1944 г., посвященное Холокосту в Белоруссии. Документ был выявлен в 1998 г. в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ). ЕАК информировал международную общественность о политике немецкого геноцида в отношении евреев и собирал средства для нужд обороны. После ликвидации Комитета в ноябре 1948 г. вся его документация была изъята и десятки лет находилась в архиве МГБ СССР. Эренбург в июле 1944 г. был среди первых очевидцев последствий массовых убийств в Тростенце, который по количеству жертв занимал четвертое место после Освенцима, Майданека и Треблинки. Вслед за Минском писатель посетил Раков, Ивенец, Молодечно, Сморгонь и Вильно. Его рассказ производит огромное впечатление и дополняет картину немецкого геноцида

До конца 1980-х гг. в СССР избегали темы Катастрофы. Традиции советского интернационализма исключали повышенное внимание к одной из национальных катастроф. Считалось, что Россия потеряла столько русских, Белоруссия - белорусов, Украина - украинцев, Грузия - грузин, Армения - армян и др., что говорить отдельно о геноциде евреев не пристало. Гибель советских евреев рассматривалась исключительно в свете противостояния Советского Союза и Германии, а термин "геноцид" первые 15 лет после окончания второй мировой войны предпочитали вообще не употреблять. Предполагалось, что "вина" евреев, погибших в оккупации, заключалась не столько в принадлежности к еврейству, как таковому, сколько в их "советскости". В Белоруссии, которая наиболее пострадала в годы войны среди других республик СССР, политика геноцида мирных жителей была разработана достаточно подробно, но при этом не было принято говорить о жертвах среди евреев. Белорусская историография продолжает сохранять методологическую ошибку, настаивая, что трагедия евреев являлась составной частью трагедии белорусского народа, тогда как нацисты никогда не убивали белорусов по этническому признаку.

Тема Холокоста давно обратила на себя внимание исследователей. Первые работы в виде мемуарной литературы появились на идиш, иврите, русском и английском языках уже во второй половине 1940-х и 1950-х гг. и отразили опыт бывших узников, прошедших путь от заключения в гетто до своего спасения и участия в движении Сопротивления. Во многом они были наивными, поверхностными и тенденциозными, однако содержали огромный фактический материал, давали ощущение эпохи, заставляют сопереживать. В 1960-1990е гг. появились монографии и серьезные научные исследования о Катастрофе, изданные главным образом в Израиле и странах Запада. Условно их можно разделить по нескольким направлениям: канун Холокоста, публикация документов и материалов о нацистской политике в отношении евреев, история гетто, еврейское сопротивление, акции геноцида.

В бывшем Советском Союзе литература по истории Холокоста появилась только после 1991 г. Западная историография из-за отсутствия архивного материала вынуждена была обходить её все послевоенные годы. В результате образовалась информационная ниша, которая в 1990-е гг. стала быстро заполняться. Наиболее ценные исследования были выполнены учеными Израиля и их коллегами в странах Западной Европы и США. Статьи, обзоры, воспоминания, сборники документов и монографии о Холокосте, вышедшие в 1996-1998 гг., значительно отличаются по своему профессиональному уровню, глубине анализа, осмысления и достоверности. Наибольший контраст представляют собой работы, написанные в Белоруссии. Они, наряду с серьезными исследованиями, как правило, очень эмоциональны. Большая часть приводимых сведений основывается на записи устных свидетельств, не подтверждена документами и их трудно проверить. Совершенно новой для русскоязычной историографии стала тема взаимоотношение евреев и неевреев на оккупированной территории. Во второй половине 1990-х гг. благодаря доступу к архивам историография Холокоста в Белоруссии значительно обогатилась. В серии историко-документальных хроник городов и районов Белоруссии "Память", издающейся с 1987 г., начали появляться документы по истории Холокоста, списки жертв гетто, описание участия евреев в партизанской борьбе, перечисляться памятники на местах массовых захоронений и т. д.

В целом, несмотря на известное обилие литературы о Катастрофе евреев в Белоруссии, эта работа находится только в своем начале. Отсутствуют концептуальные работы, большинство публикаций имеют описательный характер, не объясняют сути явления. Историей Холокоста не заняты творческие коллективы, отсутствует международное сотрудничество ученых по этой проблеме. Совместная работа укрепила бы доверие, помогла придти к общим выводам. Предстоит найти ответы на такие вопросы, как отличие Холокоста в Белоруссии по сравнению с другими регионами Советского Союза и стран Восточной Европы. Объяснить отношения евреев и неевреев на оккупированной территории. Показать вклад евреев в движение Сопротивления, масштабы потерь еврейского населения Белоруссии и другие важные вопросы.

Монография "Катастрофа евреев в Белоруссии, 1941-1944 гг." включает основной текст, коллекцию документов, библиографию, словарь терминов, персоналии, географический и именной индексы. Материалом послужили документы из Национального архива Республики Беларусь, государственных архивов Брестской, Гродненской, Могилевской, Витебской и Минской областей Государственного архива Российской Федерации, Российского Центра хранения и изучения документов новейшей истории, Российского государственного архива экономики, Central Archive for the History of the Jewish People, Yad Vashem Memorial Institute Archive, Archive of the Oral History Department of the Contemporary Jewry Institute, Hebrew University of Jerusalem,

Искреннюю признательность за помощь в подготовке книги выражаю профессору Арону Оппенгеймеру, профессору Матитъягу Минцу, профессору Якову Рои, профессору Дине Порат и доктору Рафаэлю Ваго, Ирэне Канторович (Тель-Авивский университет), профессору Беньямину Пинкус (университет им. Бен-Гуриона в Негеве), профессору Мордехаю Альтшулеру, доктору Шаулю Штампферу, доктору Михаилу Бейзеру, доктору Израилю Коэну, Аркадию Зельцеру, Даниилу Романовскому (Еврейский университет в Иерусалиме), доктору Ицхаку Араду, доктору Шмуэлю Краковскому, доктору Арону Шнееру, Рите Марголиной (Яд Вашем). Важные советы и предложения сделали первый посол Израиля в Республике Беларусь Элиягу Валк, доктор Ховард Спиер (Институт еврейской политики в Лондоне) и доктор Михаэль Гельб (Институт изучения Холокоста при Мемориальном музее в Вашингтоне).

Примечания:

  1. Преступления немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии, 1941-1944 гг. Сборник материалов и документов (Минск, 1963); Нацистская политика геноцида и выжженной земли в Белоруссии, 1941-1944 гг. Документы и материалы (Минск, 1984); Нямецка-фашысцкi генацыд на Беларусi, 1941-1944гг. Пад рэд. Ў. Мiхнюка (Мiнск, 1995); Беларусь у гады другой сусветнай вайны: урокi гiсторыi i сучаснасць (Мiнск, 1995); Озаричи - лагерь смерти. Документы и материалы (Минск, 1997) и др. Белорусские остарбайтеры. Сборник документов об угоне населения Белоруссии в Германию. Ч. I-III (Минск, 1996-1998); Документы по истории Великой Отечественной войны в государственных архивах Республики Беларусь. Аннотированный справочник (Минск, 1998); Беларусь у гады Вялікай Айчыннай вайне. Праблемы гістарыяграфіі і крыніцазнаўства. Пад рэд. А.М. Літвина (Мінск, 1999).
  2. Бельские, Тувья и Зусе. Еврейский лес (Тель-Авив, 1946), на идиш; Смоляр, Гирш. Мстители гетто (Москва, 1947); Партизанская дружба. Воспоминания о боевых делах партизан-евреев, участников Великой Отечественной войны (Москва, 1948); M. Kaganovich. The Fighting of the Jewish Partinsans in Eastern Europe (Tel Aviv, 1954). Hebrew; Sefer ha-Partizanim ha-Yehudim (The Book of Jewish Partisans) // Moravia, Yad Vashem, (Jerusalem, 1958).
  3. Ben-Cion Pinchuck. Shtetl Jews under Soviet rule Eastern Poland on the Eve of the Holocaust, Jewish society and culture. Oxford, UK; Cambridge, Mass., USA: B.Blackwell, 1990; "Jewish Refugees from Poland in Belorussia, 1939-1940". Documents. Introduced and annotated by E. Ioffe and V. Selemenev // Jews in Eastern Europe, No1 (32), 1997, pp. 45-60; Jews in Eastern Poland and the USSR, 1939-1946. Studies in Russian and East Europe. 1st ed. Houndmills, Basingstoke, Hampshire: Macmillan in association with the School of Slavonic and East European Studies, University of London Press (1991); M. Altshuler. Soviet Jewry on the Eve of the Holocaust. A Social and Demographic Profile (Jerusalem, 1998); Tikva Fatal-Kna'ani, "A Community Mirrored in Letters: The Jews of Grodno in 1932-1941", Yalkut Moreshet (Tel Aviv), No 66, 1998, pp. 69-80 (Hebrew).
  4. Blackbook of the Localities Whose Jewish Population Was Exterminated by the Nazis, Yad Vashem (Jerusalem. 1965); Where once we walked. By G.Mokotoff and Sally Аnn. A Guide to the Jewish Communities Destroyed in the Holocaust (NJ, 1991); Уничтожение евреев Советского Союза в годы немецкой оккупации, 1941-1944гг. Сборник документов и материалов. Под ред. И. Арада // Яд Вашем (Иерусалим, 1992); Неизвестная чёрная книга. Свидетельства очевидцев о Катастрофе советских евреев. Под ред. И. Арада (Москва-Иерусалим, 1993).
  5. Y. Trunk. Judenrat, three Jewish Councils of Eastern Europe during the Nazi Conquest (Jerusalem, 1978). Hebrew; Farfel. In Nieswiez Ghetto and Naliboki Woods (Ramat-Gan, 1995); Sh. Spector, B. Freundlic (eds.). Lost Jewish Worlds: The Communities of Grodno, Lida, Olkieniki, Visha (Jerusalem, 1996); S. Bender. Mul mavet orev: Yehude Byalistok be-Milhemet ha-Olam ha-Sheniyah, 1939-1943 (Byalystok in Holocaust) (Tel Aviv, 1997); Sh. Cholawski. The Jews of Belorussia During World War П (Amsterdam, 1998).
  6. Aryeh Tartakower (ed.). Jewish Resistance During the Holocaust // Yad Vashem Memorial Institute (Jerusalem, 1971); R. Ainzstein. Jewish Resistance in Nazi-Occupied Eastern Europe (London, 1974); L. Eckman, Ch. Lazar. The Jewish Resistance: The History of Jewish Partisans in Lithuania and White Russia During the Nazi Occupation, 1940-1945 (New York, 1977); J. Porter. Nusan (ed.). Jewish Partisans: A Documentary of Jewish Resistance in the Soviet Union During World War П, vol. 1 (New-York, 1982); A. Wertheim. "Zydowska partyzantka na Bialorusi, Zeszyty Historyczne, № 86, 1988, рр. 96-162 Jewish Resistance during the Holocaust (Westport, CT: Meckler, 1989).
  7. N. Alpert. The Distruction of Slonim Jewry (New York, 1989); Y. Arad, Sh. Krakowski and Sh. Spektor (eds.). The Einsatzgruppen Reports: Selections from the Dispatches of Nazi Death Squads' Campaign against the Jews, July 1941 - January 1943 (Jerusalem, New-York, 1989); Yakov Tzur. "The Maly Trostinetz Death Camp", Yalkut Moreshet, № 59 (April, 1995), pp. 31-52 (Hebrew); Y. Buchler. "Local Police Force Participation in the Extermination of Jews in Occupied Soviet Territory". Shvut, № 4(20), 1996, pp. 79-99; Ch. Gerlach. "Failure of Plans for an SS Extermination Camp in Mogilev, Belorussia", Holocaust and Genocide Studies (Washington), vol.11, No 1 (Spring 1997), pp. 60-75.
  8. В. Левин, Д. Мельцер. Черная книга с красными страницами. Трагедия и героизм евреев Белоруссии. Материалы и документы (Балтимор, 1996); Э.Иоффе. Страницы истории евреев Беларуси (Минск, 1997); Трагедия евреев Беларуси в годы немецкой оккупации, 1941-1944 гг. Сборник документов и материалов. Изд. 2-е. Под ред. Р. Черноглазовой, (Минск, 1997); Нацистское золото из Беларуси. Документы и материалы (Минск, 1998).
  9. Sh. Cholawski. "Underground and Partisans from the Slonim Ghetto". Massuah, No23 (1995), pp. 185-198, Hebrew; D. Porat. "Zionists and Communists in the Underground during the Holocaust: Three Examples: Cracow, Kovno and Minsk", The Journal of Israeli History, vol. 18, No 1 (1997), pp. 57-72; N. Tec. Jewish Resistance: Facts, Omissions and Distortions, United States Holocaust Memorial Museum (Washington. 1997); A. Geier. Heroes of the Holocaust (New York, 1998).
  10. Д. Романовский, А. Зельцер. "Уничтожение евреев в Витебске в 1941 г.", Вестник еврейского университета в Москве, № 4, 1993 г., с. 198-228; Е.Розенблат, И.Еленская. Пинские евреи, 1939-1944 гг. (Брест, 1997); М. Батвіннік, "Паўстанне ў Глыбоцкім гета", Беларуская мінуўшчына (Мінск, 1997); Г. Кнатько. Гибель Минского гетто, (Минск, 1999).
  11. Д. Гай. Десятый круг. Жизнь, борьба и гибель Минского гетто, (Москва, 1991); В. Самович. Расстрелянные, замученные и повешенные. Фашистский геноцид в Бресте (Брест, 1994); А. Розенблюм. Следы в траве забвения. Евреи в истории Борисова (Борисов, 1996); Г. Винница Слово памяти (Орша, 1997); Сима Марголина. Остаться жить (Минск, 1997).
  12. Г. Купреева. "Покинутый народ", Беларуская мiнуўшчына, № 2, 1993; Аб Мише. Черновой вариант (Иерусалим, 1994); Р. Левин. Мальчик из гетто (Москва, 1996); Д. Романовский. "Холокост в Восточной Белоруссии и Северо-западной России глазами неевреев". Вестник еврейского университета в Москве, № 2(9), 1995, с. 93-103; Д. Романовский. "Отношения между евреями и неевреями на оккупированных советских территориях глазами евреев на примере Северо-восточной Белоруссии и Западной России", Там же, № 1(18), 1998 г., с. 89-122; Б. Житницкая. Жизнь, прожитая с надеждой (Рамат-Ган, 1998) и др.
  13. Э. Иоффе. "Катастрофа белорусского еврейства в отечественной историографии" // История Беларуси. Вопросы истории и культуры. Вып. П (Минск, 1998), с. 99-106; Д. Романовский. "Холокост на территории Беларуси в западной историографии. Там же, 81-98; Нямецкая прапаганда на Беларусі, 1941-1944 гг. Канфрантація паміж прапагандай і рэчаіснасцю. Каталог выстаўкі ў Берлине и Мінску (1996); L. Smilovitsky. "A Historiographical Survey of the Literature on the Holocaust in Belorussia, 1996-1998". Shvut, No. 8(24), 1998).

Леонид Смиловицкий, Иерусалим.

Гетто Белоруссии - примеры геноцида
(Из материалов Чрезвычайной комиссии СССР по расследованию преступлений и злодеяний немецко-фашистских захватчиков)

Leonid Smilovitsky, Ph. D.,
Diaspora Research Institute of Tel Aviv University

Чрезвычайная государственная комиссия по выявлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков, их соучастников и нанесенного ими ущерба гражданам, колхозам, общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР была образована в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1942 г. под председательством Н.М. Шверника. В Белоруссии комиссия содействия ЧГК СССР под председательством П.К. Пономаренко работала с начала 1944 г. до сентября 1945 г. Её полномочными представителями являлись областные комиссии содействия в Барановичской, Бобруйской, Брестской, Гомельской, Гродненской, Минской, Молодечненской, Могилевская, Пинская, Полесская, Полоцкая, собиравшие документальные данные и показания свидетелей. В каждом районе существовали свои комиссии содействия. Акты и сообщения ЧГК широко использовались на Нюрнбергском процессе, процессах в Минске, Бобруйске, Гомеле и других городах. На районном уровне все исходные документы содержали обширный материал о геноциде евреев с указанием списков расстрелянных, результатов вскрытия мест массовых захоронений, показаниями местных жителей и т. д. Однако при обобщении этих данных областными и республиканской комиссиями сведения о национальном составе жертв нивелировались, все они характеризовались, как "советские граждане".

Материалы ЧГК в течение всех послевоенных лет находились в архиве Комитета государственной безопасности, а затем были переданы на закрытое хранение в Государственный архив Российской Федерации. Исходные материалы хранились в секретных отделах Национального архива Республики Беларусь и государственных архивах Брестской, Витебской, Гомельской, Гродненской, Минской и Могилевской областей республики. Возможность познакомиться с этими документами появилась только после 1991 г.

Городище (Гарадзішча, Gorodishche): через несколько дней после прихода в местечко немцы взяли заложниками 17 евреев. Среди них оказались две семьи Циринских и советские активисты. Они были расстреляны. Осенью начались массовые расстрелы евреев. 20 октября 1941 г. в 10 часов утра в Городище прибыла команда из СС. Взрослым мужчинам-евреям приказали взять лопаты и явиться на площадь. 68 специалистов оставили в гетто. Других 150 мужчин разделили на две группы. Одну отвезли на машинах в урочище Погорельцы в двух километрах от Городища, а другую - в лес Михновщина в четырех километрах. Было объявлено, что нужно вырыть ямы для военных сооружений. На самом деле, это оказались могилы, где 21 октября 1941 г. расстреляли 1440 евреев из Городища. Среди них были парикмахер Елин, братья Красильщики и 105-летний раввин Мордухович. В тот же день в лесу Михновщина были убиты 70 представителей интеллигенции местечка - врачей, учителей, адвокатов и др. Следующую акцию провели в начале мая 1942 г., около православной церкви Городища было расстреляно 35 евреев из гетто. В августе 1942 г. там же погибли около 100 еврейских специалистов ("мастеровых" - так в документе, Л. С.). Летом 1942 г. около церкви расстреляли женщину по фамилии Мордух с двумя её детьми, проживавшие в местечке по Новогрудской улице. Во время конвоирования женщина лишилась рассудка. Всего за три года оккупации в Городище и его окрестностях погибло 4 тыс. чел. всех национальностей.

Комиссия обнаружила несколько массовых захоронений (акт от 20 апреля 1945 г.). В лесу урочища Погорельцы в двух километрах от местечка по дороге Городище--Барановичи по левой стороне в 200 м от шоссе была расстреляна "масса евреев и польского населения" (так в документе - Л.С.). Другая могила была вскрыта в 300 м около православной церкви местечка. В ней были похоронены евреи, партизаны и советские военнопленные. Кроме того, в окрестностях Городища имелось большое количество одиночных могил мирных граждан, погибших от рук фашистов. Эксгумация показала, что большинство трупов имели следы пыток, руки перед казнью связывали колючей проволокой. Организаторами акций были: командир 57-го карательного шуцбатальона Виклинг, ортскомендант Городища лейтенант вермахта Пляц (Оригинал источника хранится в ГАРФ, ф. 7021, оп. 81, д. 102, лл. 1-52; копии в Архиве Яд Вашем, М-33/1159).

Примечание автора: Городище - городской поселок в Барановичском районе Брестской области, расположен в верховье р. Сервач в 25 км от Барановичей; с середины XIII века. в составе Великого княжества Литовского, во 2-й пол. XV в. известен, как великокняжеский двор, в эпоху Речи Посполитой местечко Новогрудского воеводства, в составе Российской империи с 1795 г.; в 1766 г. в кагале 422 еврея, в 1897 г. - 5023 всех жителей; с 1924 г. центр Городокского района, в предвоенные годы проживало 760 евреев; оккупирован немецкими войсками с 10 июля 1941 г. по 24 декабря 1943 г., гетто находилось по Слонимскому переулку, в котором находилось 68 евреев, расстрелянных в лесу Михновщина; всего за годы оккупации в Городище и близлежащем районе было убито более 5084 чел.; имеется мемориальный комплекс на военном кладбище, в 1994 г. установлен мемориальный знак жертвам Катастрофы.


Рейтинг@Mail.ru